Рекомендации Консультативного Совета При Судейском сообществе Липецкой области, принятые на заседании от 27.09.2007г.

Согласно ст. 965 ГК РФ («Переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба (суброгация)»), если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.

Таким образом, возможность суброгации законодателем предусмотрена, как следует из содержания приведенной нормы, только для договоров имущественного страхования.

Понятие договора имущественного страхования содержится в ст. 929 ГК РФ: «По договору имущественного страхования могут быть, в частности, застрахованы следующие имущественные интересы:

  • риск утраты (гибели), недостачи или повреждения определенного имущества (статья 930);
  • риск ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, а в случаях, предусмотренных законом, также ответственности по договорам - риск гражданской ответственности (статьи 931 и 932);
  • риск убытков от предпринимательской деятельности из-за нарушения своих обязательств контрагентами предпринимателя или изменения условий этой деятельности по не зависящим от предпринимателя обстоятельствам, в том числе риск неполучения ожидаемых доходов - предпринимательский риск (статья 933)».

По договору личного страхования в силу ст. 934 ГК РФ одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая). Таким образом, по договору личного страхования страхуется жизнь и здоровье гражданина.

Исходя из содержания ст. 965 ГК РФ суброгация по договору личного страхования невозможна.

Главой 48 ГК РФ предусмотрены и другие виды страхования, в частности, обязательное страхование (ст. 935) и обязательное государственное страхование (ст. 969).

Согласно ч. 4 ст. 969 ГК РФ, раскрывающей понятие договора обязательного государственного страхования, «правила, предусмотренные настоящей главой, применяются к обязательному государственному страхованию, если иное не предусмотрено законами и иными правовыми актами о таком страховании и не вытекает из существа соответствующих отношений по страхованию».

Таким образом, если в специальных законах имеется прямое на то
указание, то по договорам обязательного государственного страхования
суброгация допускается и при страховании жизни и здоровья граждан.
Например, Федеральный закон «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы и сотрудников федеральных органов налоговой полиции» не содержит - никаких норм, регламентирующих право страховщика на возмещение выплаченных страховых сумм виновным лицом. Отсюда может быть сделан вывод об отсутствии оснований для удовлетворения требований страховых компаний о возмещении им выплаченных по такому договору сумм лицом, виновным в причинении смерти или иного вреда здоровью застрахованных лиц.

Других законов об обязательном государственном страховании настоящего времени не принято, хотя нормы, возлагающие обязанность страхованию жизни, здоровья и имущества отдельных категории граждан имеются в различных ФЗ ( например, ФЗ «О статусе судей в РФ»).

В соответствии со ст. 935 ГК РФ («Обязательное страхование») законом на указанных в нем лиц может быть возложена обязанность страховать:
жизнь, здоровье или имущество других определенных в законе лип на
случай причинения вреда их жизни, здоровью или имуществу;

риск своей гражданской ответственности, которая может надпить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу друг» лип или нарушения договоров с другими лицами.

В настоящее время действуют следующие законы об обязательном страховании:

Федеральный закон «Об основах обязательного социального страхования»,

Федеральный закон «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»,

Федеральный закон «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации»,

Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

В соответствии со ст. 3 ФЗ Федерального закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», объектом обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний являются имущественные интересы физических лиц, связанные с утратой этими физическими лицами здоровья, профессиональной трудоспособности либо их смертью вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания;

Таким образом, законодатель не относит к объектам страхования жизнь и здоровье физических лиц, но и договором имущественного страхования обязательное страхование от несчастных случаев на производстве не является.

Названный выше закон не содержит норм, определявших бы право страховщиков на возмещение расходов, понесенных в связи с выплатой застрахованным причитающихся им платежей.

Иная ситуация возможна при применении Федерального закона «Об основах обязательного социального страхования», п.8 ч.1 ст. 11 которого страховщику предоставлено право обращаться в суд с исками о защите своих прав и возмещении причиненного вреда, в том числе предъявлять регрессные иски о возмещении понесенных расходов.

Таким образом, законодатель полагает возможным возникновение регрессных требований у страховщиков, не связанных с суброгацией по гражданско-правовым договорам имущественного страхования.

Подобной же позиции придерживается законодатель и в Федеральном законе «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации», в соответствии со ст. 3 которого объектом добровольного медицинского страхования является страховой риск, связанный с запретам! на оказание медицинской помощи при возникновении страхового случая .(в ред. Закона РФ от 02.04.1993 N 4741-1).

Статья 28 указанного закона страховщикам - страховым медицинским организациям - предоставляется право требовать от юридических или физических лиц, ответственных за причиненный вред здоровью гражданина, возмещения им расходов в пределах суммы, затраченной на оказание застрахованному медицинской помощи, за исключением случаев, когда вред причинен страхователем.

Наконец, право регрессного требования предоставлено страховщикам ст. 14 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», в соответствии с которой страховщик имеет право предъявить регрессное требование к причинившему вред лицу (страхователю, иному лицу, риск ответственности которого застрахован по договору обязательного страхования) в размере произведенной страховщиком страховой выплаты

Исходя из изложенного, правомерны следующие выводы:

Возложение на лицо, непосредственно виновное в причинении убытков страховой организации (страховщику), ответственности возможно по договорам имущественного страхования и не допускается по договорам личного страхования.

Возложение такой ответственности по договорам обязательного
государственного страхования допустимо только при наличии соответствующей нормы в специальном законе о государственном страховании.

По договорам обязательного страхования при наличии прямого указания в специальном законе о праве страховщиков на регрессные требования возможно удовлетворение таких требований, обращенных непосредственно к лицам, виновным в причинении вреда застрахованным. Кроме того, при рассмотрении подобных требований следует принимать во внимание и характер объекта страхования (имущественные интересы застрахованных, их жизнь и здоровье, проч.).

Учитывая возникновение значительного практического интереса к вопросу об исчислении сроков исковой давности при предъявлении требований, вытекающих из суброгации, Консультативный Совет полагает возможным рекомендовать судьям при рассмотрении конкретных дел учитывать следующие положения.

Суброгация - основанный на законе переход к страховщику права требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования, осуществляемый путем передачи этого права в объеме выплаченного страховщиком страхового возмещения.

При этом страховщик получает не право на возмещение убытков, а право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Следовательно, страховщик получает право на замещение (замену) страхователя (выгодоприобретателя) в его притязании к третьему лицу (фактическому причинителю вреда), что позволяет рассматривать суброгацию как частный случай перемены лиц в обязательстве посредством перехода прав кредитора к другому лицу на основании закона (ст. 387 ГК).

В силу ст. 201 ГК РФ перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления.

Исходя из изложенного, в юридической литературе делается вывод о том, что установленный для требований, вытекающих из договора имущественного страхования, двухлетний срок исковой давности (ст. 966 ГК) на суброгационные отношения не распространяется. К ним применяется правило ст. 201 ГК об исчислении сроков исковой давности при перемене лиц в обязательстве.

Перемена кредитора в обязательстве в порядке суброгации происходит в момент выплаты страхового возмещения.

Но само правоотношение между страхователем (выгодоприобретателем) и фактическим причинителем вреда - лицом, ответственным за убытки, причиненные страхователю, возникает в момент причинения вреда-события, одновременно являющегося и страховым случаем.

Таким образом, срок исковой давности по суброгационным требованиям должен исчисляться не с момента выплаты страхового возмещения, а с момента страхового случая.

При решении вопросов, связанных с применением сроков исковой давности к страховым правоотношениям, следует учитывать еще и следующее.

Основные требования, вытекающие из договора страхования, к которым применяется сокращенная исковая давность, предусмотренная ст. 966 ГК РФ, следующие:

  • о выплате страхового возмещения или обеспечения; о возмещении затрат в соответствии с п. 2 ст. 962 ГК;
  • об уплате премии или ее части, когда такая уплата является обязательством о возврате премии или ее части при прекращении договора. Однако в страховании часто возникают споры, связанные с требованиями, вытекающими из закона, а не из договора страхования, к которым неприменима сокращенная исковая давность. Наиболее частые из этих требований:
  • о признании договора страхования незаключенным или недействительным и о применении последствий недействительности; о расторжении или изменении договора страхования; о признании факта наступления (ненаступления) страхового случая; требование, полученное в порядке суброгации к лицу, ответственному за вред;
  • о понуждении к заключению договора страхования.

Срок исковой давности определяется в этих случаях по правилам гл. 12 ГК. Иными словами, по суброгационным требованиям не применяются сроки исковой давности, установленные ст. 966 ГК РФ.

Сервис временно не доступен