Обзор судебной практики по делам, рассмотренным Арбитражным судом Липецкой области в августе 2015 года

Дата: 
01.09.2015

Обзор судебной практики по делам, рассмотренным Арбитражным судом Липецкой области в августе 2015 года

 

Дела о защите авторских и смежных прав.

А36-7336/2014.

Гражданским кодексом РФ товарный знак отнесен к числу средств индивидуализации товаров и является обозначением, служащим для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей. В качестве товарных знаков могут быть зарегистрированы словесные, изобразительные, объемные и другие обозначения или их ком­бинации, в любом цвете или цветовом соче­тании.

При регистрации товарных знаков, неправомерном использовании сходного обозначения и в иных случаях возникают вопросы касательно того, не является ли конкретное обозначение сходным до степени смешения с ранее зарегистрированным товарным знаком. Поскольку в глазах потребителя похожие обозначения могут отождествляться, смешиваться и дезориентировать его, то такое сходство, не говоря уже о тождественности, создаёт определённую угрозу для правообладателя товарного знака. В таких случаях оценка сходства обозначения и товарного знака становится необходимой для того, чтобы сделать заключение о том, является ли использование какого-либо обозначения нарушением исключительного права на товарный знак или же нет, с целью пресечения использования сходного обозначения.

Так, компания «Smeshariki» GmbH [«Смешарики ГмбХ»] (далее – «Смешарики») обратилась в Арбитражный суд Липецкой области с требованием о взыскании с индивидуального предпринимателя Ивановой Н.А. компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак.

По утверждению истца, им был выявлен факт нарушения предпринимателем исключительных прав истца на товарный знак «Кар-Карыч», выразившееся в хранении, предложении к розничной продаже и продаже ответчиком контрафактного товара. Ответчик возразил против исковых требований, ссылаясь на некоторые противоречия в представленных истцом документах. Иванова Н.А. утверждала, что реализация игрушки, являющейся предметом спора, была осуществлена в её торговой точке продавцом самовольно, без ведома индивидуального предпринимателя.

Выслушав ответчика, исследовав материалы дела, обозрев вещественное доказательство, суд установил следующее: представителем истца в торговой точке у ответчика был приобретен товар - игрушка, которая, по мнению истца, имитирует персонаж мультипликационного сериала «Смешарики» - «Кар-Карыч», товарный знак, право на который зарегистрирован за истцом. Факт продажи товара подтверждается товарным чеком, видеозаписью процесса продажи и не опровергнут ответчиком.

Согласно приложению к свидетельству на товарный знак (знак обслуживания) Компания Смешарики ГмбХ с 17 июня 2009г. является правообладателем товарного знака «Кар-Карыч Смешарики». Указанный товарный знак зарегистрирован в отношении товаров, в том числе 28 класса МКТУ – игрушки. Все это доказывает наличие у Компании Смешарики ГмбХ права на предъявление иска. Доказательств же наличия у ответчика права на использование указанного товарного знака не представлено.

В соответствии с частью 1 статьи 1229 ГК РФ правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением). Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Исходя из изложенного, в предмет доказывания по спору входит установление следующих обстоятельств: сходство товарного знака истца и обозначения, которым маркированы товары/услуги ответчика; наличие однородности между товарами/услугами, маркированными ответчиком, и товарами/услугами, которым предоставлена правовая охрана по товарному знаку истца; вероятность смешения у потребителей обозначений истца и ответчика.

Оценив с учетом положений статьи 76 АПК РФ вещественное доказательство, представленное истцом, арбитражный суд приходит к  выводу о том, что представленная истцом пластмассовая игрушка не имеет сходства с персонажем «Кар-Карыч», что, в свою очередь, не позволяет сделать вывод об их тождестве или сходстве до степени смешения.

При сопоставлении игрушки с изображением товарного знака «Кар-Карыч» установлено расхождение как ее отдельных элементов, в том числе по их форме, так и общего вида игрушки и соответствующего товарного знака. Так, согласно свидетельству к охраняемым элементам товарного знака относятся цвета изобразительного обозначения: желтый, синий, розовый, черный, фиолетовый, ярко-желтый, темно-розовый, белый, голубой. Представленная истцом игрушка содержит только желтый, синий, розовый, белый, голубой цвета, а также зеленый цвет, который отсутствует в изображении товарного знака «Кар-Карыч». На игрушке отсутствует изображение галстука – «бабочки», которое присуще персонажу мультфильма и размещено на товарном знаке «Кар-Карыч».   Существенно отличается расположение верхних конечностей игрушки и товарного знака: у товарного знака крылья опущены, у игрушки правое крыло имеет форму лапы и поднято вверх. У изображения товарного знака клюв имеет форму улыбки, а клюв на игрушке открыт; на веках игрушки полностью отсутствует розовый цвет, присущий изображению товарного знака.  Установленные различия исключают, по мнению суда,  ассоциативное восприятие игрушки в качестве товарного знака истца.

При этом наличие на подставке игрушки текста «С Смешарики» с учетом изложенных выше обстоятельств не может быть признано достаточным и надлежащим доказательством сходства игрушки с изобразительным обозначением рассматриваемого в данном деле товарного знака.

В связи с этим суд приходит к выводу о недоказанности нарушения исключительных прав истца на товарный знак «Кар-Карыч» при реализации поименованного в деле товара, и отсутствия в связи с этим оснований для удовлетворения заявленного требования. При таких обстоятельствах доводы ответчика об отсутствии ее вины в продаже указанной игрушки не имеют правового значения и не оцениваются судом.

Таким образом, арбитражный суд принял решение в удовлетворении исковых требований  компании «Smeshariki» GmbH [«Смешарики ГмбХ»] к индивидуальному предпринимателю Ивановой Н.А. о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак отказать.

 

Дела об оспаривании ненормативных правовых актов таможенных органов и действий (бездействия) должностных лиц.

А36-2217/2015.

ООО «А-Дент» обратилось в Арбитражный суд Липецкой области с заявлением о признании незаконным решения Липецкой таможни по результатам ведомственного контроля об отмене в порядке ведомственного контроля решений Правобережного поста о правильности исчисления и уплаты НДС в отношении товара № 2 Термопрессы для зуботехнических лабораторий и товаров № 1 Аттачмены – изделия для ортопедической стоматологии и Массы стоматологические термопластичные.

По утверждению заявителя, им обоснованно применялись ставки НДС 0 % и 10 %  к медицинским изделиям, включенным в том числе в Перечень важнейшей и жизненно необходимой медицинской техники, имеющим соответствующие регистрационные удостоверения.

Липецкая таможня возразила против заявленных требований, указав, что применение льготных ставок НДС при декларировании товаров заявителем не подтверждено регистрационными удостоверениями на изделия медицинской техники и изделия медицинского назначения.

В силу части 4 статьи 200 АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Таким образом, для признания незаконными решений, действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, необходимо наличие одновременно двух юридически значимых обстоятельств: несоответствие оспариваемых решений, действий (бездействия) закону и нарушение прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Судом было установлено, что оспариваемое решение принято полномочным должностным лицом  в рамках мероприятий, предусмотренных действующим законодательством.

Однако суд приходит к выводу о том, что оспариваемое заявителем решение не нарушает его прав и законных интересов по следующим причинам.

Как уже было отмечено, принятие Липецкой таможней решения об отмене решений Правобережного таможенного поста было обусловлено проведением Липецкой таможней проверки документов и сведений после выпуска товаров. В силу п.1 ст.110 Таможенного кодекса Таможенного Союза (далее – ТК ТС) проверка документов и сведений является одной из форм таможенного контроля. Порядок ее проведения после выпуска товаров утвержден Приказом Федеральной таможенной службы от 25.08.2009 г. № 1560 (далее – Порядок). Согласно п.п.3 п.23 Порядка результаты проведения проверки могут являться поводом для проведения ведомственного контроля.

Таким образом, отмена в порядке ведомственного контроля решений Правобережного таможенного поста оспариваемым решением Липецкой таможни явилась следствием проведения одной из форм таможенного контроля. Оспариваемое решение как самостоятельный акт таможенного органа не повлекло для заявителя негативных последствий, следовательно, оспариваемое им решение не могло нарушить права и законные интересы заявителя.

Довод заявителя о том, что оспариваемое решение явилось основанием для последующего поведения Правобережного таможенного поста при рассмотрении ДТ заявителя, не нашел подтверждения в материалах дела. Как было видно из представленных заявителем последующих ДТ, они составлены заявителем самостоятельно, на них имеются отметки «Выпуск разрешен» по сведениям, отраженным заявителем в декларациях. Обоснованность действий заявителя и Правобережного поста при последующем декларировании товаров не является предметом судебного разбирательства по данному делу.

Вместе с тем, отсутствие доказательств нарушения прав и интересов заявителя оспариваемым решением является самостоятельным основанием для отказа заявителю в удовлетворении требований по данному делу.

 

Дела об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) антимонопольных органов.

 

А36-3726/2015.

 

ОАО «МРСК-Центра» обратилось в Арбитражный суд Липецкой области с заявлением о признании незаконными предупреждения, вынесенного УФАС по Липецкой области. Оспариваемым в заявлении предупреждением, принятым по заявлению гражданина Петрова В.В., антимонопольный орган предупредил ОАО «МРСК-Центра» о необходимости прекращения действий, выразившихся в навязывании гражданину Петрову В.В. невыгодных условий договора путем неправомерного отказа от внесения изменений в п.11.1, 11.2 технических условий, являющихся неотъемлемой частью договора об осуществлении технологического присоединения, и не приведении в соответствие с п.25.1 Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004г. № 861, в части исключения (изменения) требования об установке прибора учета электрической энергии в пункте учета, установленного на границе земельного участка. Указанные действия предложено прекратить в срок до 05.06.2015г. путем исключения требований о месте установки прибора учета электрической энергии, содержащихся в п.11.1, 11.2 технических условий.

По утверждению заявителя, указанные антимонопольным органом действия не содержат в себе признаков нарушения антимонопольного законодательства; не противоречат п.25 Правил технологического присоединения, п.144 Правил организации учета электрической энергии на розничных рынках, ч.1 ст.13 Федерального закона от 23.11.2009г. № 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»; оспариваемое предупреждение нарушает права и законные интересы заявителя.  

Липецкое УФАС считает требования заявителя  необоснованными. По мнению УФАС, указание в технических условий места установки прибора учета электрической энергии, а также пункта учета является навязыванием заявителю услуг и обязательств, не предусмотренных Правилами технологического присоединения, поскольку п.25.1 Правил не содержит указанного требования к приборам учета; требование об установке прибора на границе земельного участка гражданина вразрез с желанием Петрова В.В. установить прибор учета в пределах его земельного участка влечет для гражданина дополнительные затраты, связанные с утеплением прибора учета на зимнее время посредством утепляющих шкафов; нарушений прав и интересов ОАО оспариваемое предупреждение не влечет.

Дополнительно оспариваемым предупреждением Общество было обязано в определенный срок совершить конкретные действия – направить гражданину проект договора с исключением из него требований   о месте установки прибора учета электрической энергии.

Поскольку предупреждение выносится при обнаружении лишь признаков правонарушения, а не его факта (часть 2 статьи 39.1 Закона о защите конкуренции), то судебной проверке подлежит факт наличия таких признаков по поступившим в антимонопольный орган информации и документам как основаниям вынесения предупреждения.

Согласно пункту 3 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора (экономически или технологически не обоснованные и (или) прямо не предусмотренные федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами уполномоченных федеральных органов исполнительной власти или судебными актами требования о передаче финансовых средств, иного имущества, в том числе имущественных прав, а также согласие заключить договор при условии внесения в него положений относительно товара, в котором контрагент не заинтересован, и другие требования).

Материалами дела подтверждается и не оспаривается участвующими в деле лицами, что ОАО «МРСК Центра» в лице филиала ОАО «МРСК Центра» - «Липецкэнерго» включено в Реестр хозяйствующих субъектов, имеющих на рынке оказания услуг по передаче электрической энергии в границах Липецкой области долю более 65 процентов. Следовательно, на основании п.1 ч.1 ст.5 Закона о защите конкуренции ОАО «МРСК-Центра» занимает доминирующее положение на указанном рынке услуг.

На основании ч.9 ст.25 и ч.1 ст.26  Закона об электроэнергетике Постановлением Правительства РФ от 27.12.2004 №  861 утверждены Правила недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг и Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям. Нормы, закрепленные в Правилах, являются нормами, регулирующими доступ к электрическим сетям и услугам по передаче электрической энергии, а их применение находится в сфере антимонопольного регулирования и контроля. При этом согласно пункту 26 Правил технологического присоединения требования, предъявляемые к приборам учета электрической энергии и мощности (активной и реактивной) в соответствии с указанным пунктом, должны соответствовать требованиям, установленным Основными положениями функционирования розничных рынков электрической энергии, утвержденных  Постановлением Правительства РФ от 04.05.2012 № 442.

За исключением случаев, указанных в п.148 Основных положений, согласования с сетевой организацией и иными субъектами розничного рынка мест установки, схем подключения, метрологических и иных характеристик приборов учета не требуется.

Таким образом, место установки прибора учета определяется заявителем самостоятельно (без согласования с сетевой организацией) исходя из требований, установленных законодательством Российской Федерации о техническом регулировании.

Иных требований к приборам учета и местам их установки Правилами технологического присоединения и Основными положениями не предусмотрено. Доказательств наличия в данном случае оснований для применения п.148 Основных положений ОАО «МРСК Центра» не представлено.

Условия эксплуатации прибора учета обязан обеспечить владелец энергопринимающих устройств, в данном случае – гражданин Петров В.В. Обеспечение таких условий вне жилого дома, на границе земельного участка, как это предложено ОАО «МРСК Центра» в п.11.1 и п.11.2 технических условий,  может повлечь для него дополнительные затраты.

При указанных обстоятельствах суд считает обоснованным вывод антимонопольного органа о наличии в условиях технологического присоединения, предложенных заявителем Петрову В.В., признаков навязывания потребителю невыгодных условий и, как следствие, признаков нарушения п.3 ч.1 ст.10 Закона о защите конкуренции.

Кроме того, суд учитывает, что ОАО «МРСК Центра» не представлено доказательств нарушения его прав и законных интересов оспариваемым предупреждением Липецкого УФАС. В настоящее время предупреждение исполнено, договор об осуществлении технологического присоединения заключен 04.06.2015г. между ОАО «МРСК Центра» и Петровым В.В. на условиях, исключающих спорные положения пунктов 11.1 и 11.2 технических условий. Доказательств возбуждения против ОАО «МРСК Центра» Липецким УФАС иных дел, связанных с рассматриваемым предупреждением и являющихся его следствием, суду не представлено.

При таких обстоятельствах отсутствует одно из условий, необходимых для признания оспариваемого акта  незаконным (ч.3 ст.201 АПК РФ). Данное обстоятельство является самостоятельным основанием для отказа заявителю в удовлетворении его требований.

С учетом изложенного требования заявителя по данному делу удовлетворению не подлежат.

 

Сервис временно не доступен