Обзор судебной практики по делам, рассмотренным Арбитражным судом Липецкой области в июле 2016 года

Дата: 
01.08.2016

Обзор судебной практики по делам, рассмотренным Арбитражным судом Липецкой области в июле 2016 года

 

А36-4654/2016

Между Комитетом градостроительной и дорожной деятельности Липецкого района (далее – истец, Комитет) и обществом с ограниченной ответственностью (далее – ответчик, Общество) был заключен муниципальный контракт на выполнение строительных работ.

В связи с неисполнением Обществом обязательств по выполнению работ, предусмотренных контрактом, Комитетом в его адрес была направлена претензия об уплате штрафа, предусмотренного контрактом. Поскольку общество отказалось от его уплаты, Комитет обратился в суд с исковым заявлением о взыскании с ответчика штрафа за неисполнение условий муниципального контракта.

Представители истца настаивали на удовлетворении исковых требований, указав, что ответчик факт неисполнения обязательств по контракту не оспаривает, размер штрафа установлен контрактом и ответчик, заключая контракт, должен был предусмотреть возможность взыскания штрафа в случае неисполнения обязательств. Против уменьшения размера штрафа возразили, указав, что в результате неисполнения ответчиком своих обязательств по контракту истцу причинен существенный вред, в том числе истец лишился части финансирования, не имеет возможности в настоящее время организовать выполнение работ, предусмотренных контрактом.

Представители ответчика возражали против удовлетворения исковых требований, полагали, что Комитет не вправе требовать уплаты штрафа, поскольку муниципальный контракт расторгнут 25.09.2015 г., и с этого момента прекратились все вытекающие из него обязательства. В случае, если суд придет к выводу о наличии оснований для взыскания штрафа, просили уменьшить его размер на основании статьи 333 ГК РФ, полагая, что заявленный размер штрафа несоразмерен последствиям нарушения контракта, так как истец не понес каких-либо расходов как в связи с исполнением контракта, так и в связи с его расторжением. Просили учесть финансовое положение ответчика и то обстоятельство, что неисполнение контракта было вызвано в том числе отзывом лицензии у банка, в котором был открыт расчетный счет ответчика, использовавшийся им в расчетах с контрагентами.

Суд установил, что ответчик в нарушение требований пункта 1 статьи 702                      Гражданского кодекса РФ и положений контракта не приступил к выполнению работ, в связи с чем контракт был расторгнут. Ответчиком в материалы дела не были представлены  какие-либо доказательства, подтверждающие объективную невозможность выполнения работ в установленный контрактом срок.

В соответствии с пунктом 3 статьи 401 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не  докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при  данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств. В этой связи судом была отвергнута ссылка ответчика на его тяжелое финансовое положение.

В соответствии с правовой позицией, выраженной в пункте 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 № 35 «О последствиях расторжения договора», суды, разрешая споры, связанные с расторжением договоров, должны иметь в виду, что по смыслу пункта 2 статьи 453 ГК РФ при расторжении договора прекращается обязанность должника совершать в будущем действия, которые являются предметом договора. Неустойка же, установленная на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения указанной обязанности, начисляется до даты прекращения этого обязательства, то есть до даты расторжения договора.

Следовательно, кредитор вправе требовать неустойку даже при условии расторжения договора, однако период ее начисления ограничен датой расторжения договора.

Поскольку по условиям контракта штраф определен в фиксированной сумме, суд отклонил довод ответчика о том, что истец не вправе требовать взыскания штрафа по расторгнутому контракту.

Рассмотрев ходатайство ответчика об уменьшении размера штрафа, суд пришёл к выводу, что поскольку работы по контракту не выполнялись, Комитет не понес каких-либо расходов как в связи с заключением контракта, так и в связи с его расторжением. Каких-либо доказательств наличия иных негативных последствий, вызванных неисполнением обязательств ответчиком, Комитетом в материалы дела не представлено.

Кроме того, суд учёл, что установленный контрактом размер штрафа не дифференцирован в зависимости от тяжести правонарушения, длительности неисполнения обязательств и последствий такого неисполнения, что противоречит принципам разумности и справедливости.

Также суд установил, что истец, заранее зная о невыполнении ответчиком работ по контракту, не предпринял достаточных мер, направленных на минимизацию возможных негативных последствий неисполнения ответчиком обязательств по контракту.

При таких обстоятельствах суд принял решение удовлетворить исковое требование частично, уменьшив заявленный размер штрафа.

 

Иные экономические споры

А36-3003/2016

Фонд капитального ремонта общего имущества многоквартирных домов Липецкой области (далее – истец) обратился в Арбитражный суд Липецкой области с исковым заявлением к открытому акционерному обществу «О» (далее – ответчик) о взыскании задолженности по оплате взносов на капитальный ремонт.

Изучив обстоятельства дела и представленные истцом доказательства, суд счел требование истца обоснованным и подлежащим удовлетворению.

Доводы ответчика, что спорное помещение принадлежащего ему магазина является самостоятельным объектом гражданского оборота и расположено на отдельном земельном участке, документально не подтверждены.

Законодатель не наделил собственника встроенно-пристроенного помещения особыми правами в части начисления и оплаты взносов на капитальный ремонт многоквартирного дома.

Поскольку из материалов дела следует, что ответчик является собственником помещения в многоквартирном доме, то в силу части 1 статьи 169 Жилищного кодекса Российской Федерации он обязан уплачивать ежемесячные взносы на капитальный ремонт в установленном порядке.

Суд принял решение удовлетворить исковые требования в полном объеме.

 

Споры, связанные с применением законодательства о земле

А36-3452/2016

Общество обратилось в суд с иском об установлении права пользования (сервитута) на земельный участок путем предоставления права прохода, проезда и проведения работ по хранению на этом участке.

Свое требование истец мотивировал тем, что определением суда по иному делу принята обеспечительная мера в виде наложения ареста на щебень.

Во исполнение определения суда судебным приставом-исполнителем был произведен арест щебня, который передан на хранение истцу.

Истец обратился в суд с требованием об установлении сервитута в отношении земельного участка, принадлежащего ответчику, указывая, что арестованный щебень находится на земельном участке, принадлежащем ответчику, а последний препятствует проходу по земельному участку с целью охраны арестованного имущества.

Ответчик требование оспорил, указав, что за установлением сервитута вправе обратиться только собственник соседнего земельного участка, которым истец не является, в связи с чем просил отказать в удовлетворении исковых требований.

В силу пункта 1 статьи 274 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник недвижимого имущества (земельного участка, другой недвижимости) вправе требовать от собственника соседнего земельного участка, а в необходимых случаях и от собственника другого земельного участка (соседнего участка) предоставления права ограниченного пользования соседним участком (сервитута).

Сервитут может устанавливаться для обеспечения прохода и проезда через соседний земельный участок, строительства, реконструкции и (или) эксплуатации линейных объектов, не препятствующих использованию земельного участка в соответствии с разрешенным использованием, а также других нужд собственника недвижимого имущества, которые не могут быть обеспечены без установления сервитута.

Проанализировав положения указанной нормы, суд пришел к выводу, что установление частного сервитута обусловлено необходимостью внесения правовой определенности в отношения собственников соседних земельных участков в тех случаях, когда потребности одного из них, связанные с использованием принадлежащего ему имущества, не могут быть удовлетворены иным образом. Эти интересы могут быть обеспечены как путем добровольного подписания собственниками господствующего и обслуживающего земельных участков соглашения о сервитуте, так и в судебном порядке, если между этими лицами не достигнуто такое соглашение или имеются разногласия по его отдельным условиям.

Установив, что требование истца о предоставлении права прохода и проезда по земельному участку, принадлежащему ответчику, необходимо для проведения работ по хранению движимого имущества (щебня), суд отказал в удовлетворении исковых требований.

Кроме того, при вынесении решения судом также учтено то обстоятельство, что вступившим в законную силу судебным актом по делу, при рассмотрении которого были приняты обеспечительные меры, истцу отказано в удовлетворении требования об истребовании имущества (щебня) из чужого незаконного владения в связи с недоказанностью принадлежности данного имущества истцу.  

 

В связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств из совершения с землей сделок аренды

А36-7636/2015

Управление имущественных и земельных отношений Липецкой области (далее – истец) обратилось в Арбитражный суд Липецкой области с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю (далее – ответчик) о взыскании задолженности по договору аренды земельного участка за период с 01.07.2013 г. по 31.12.2015 г.

Истец настаивал на удовлетворении требований,  ссылаясь на неоплату арендных платежей за землю. В свою очередь, ответчик предъявленные требования не признал, просил отказать в удовлетворении требований, ссылаясь на то, что письмом, полученным истцом 26.06.2013 г., сообщил, что здание цеха, находившееся на арендуемом земельном участке,  разрушено и уведомлял о расторжении договора.

Судом установлено, что договором аренды предусмотрено право арендатора на досрочное  расторжение договора при направлении им не менее чем за  шестьдесят календарных дней уведомления арендодателю о намерении расторгнуть  договор с указанием причин расторжения.

Оценив по своему внутреннему убеждению представленное ответчиком письмо, суд счёл, что ответчик данным письмом уведомил истца о расторжении договора аренды, указывая на то, что объект разрушен, а также заявил о прекращении деятельности.

Однако истец, обращаясь с иском, указал также на то, что арендатор не передал земельный участок, а потому арендодатель вправе потребовать арендные платежи за все время просрочки.

В соответствии с пунктом 2 статьи 622 Гражданского кодекса Российской Федерации, если арендатор не возвратил арендованное имущество либо  возвратил его  несвоевременно, арендодатель вправе потребовать внесения  арендной платы за все время просрочки.

Судом установлено и не опровергнуто истцом, что ответчик обратился к истцу с заявлением о том, что объект недвижимости разрушен в 2013 году, истец, получив данное заявление никаких действий  со своей стороны не предпринял, тогда как в соответствии  с действующим законодательством именно на истце лежит обязанность по наиболее рациональному использованию земельных участков, государственная собственность на которые не разграничена. Истцом не опровергнут факт  того, что он не согласился с досрочным расторжением договора аренды по причине разрушения объекта недвижимости, находящегося на спорном земельном участке,  также как не представил доказательств о принятии мер по возврату земельного участка.

При таких обстоятельствах, суд принял решение о частичном удовлетворении требования истца о взыскании задолженности по арендной плате за период с 01.07.2013 г. по 30.08.2013 г.

Сервис временно не доступен